загрузка...

Поиск по сайту

История Приазовья

Статьи по истории

Эссе по истории

Антиквариат

Литература

Сообщения история

География

Доклады ОБЖ

Биология

Физика и астрономия

Стихи о зверях и птицах

ФАЗАН

Ударил крыльями,

Взорвался,

Поранил слух.

Он улетал и разгорался —

Лесной потух.

Тугим комком свивались краски,

Слепя глаза.

Он от меня в леса и в сказки

Летел — фазан.

Исчез. И солнце в то мгновенье

Явилось вдруг,—

фазан рассыпал оперенье

На все вокруг.

***

Он прежде видел небеса

В разводах синих.

Но прянул селезню в глаза

Злой «бекасинник».

Но так хотелось крыльям жить,-

Стерпелось горе.

Он стаю продолжал водить —

Летать за море.

Стал осторожней каждый шаг,

Все было внове.

Летал вожак. Водил вожак —

По зову крови!

А попадется в переплет —

Ручаюсь смело!

Навряд ли стая упрекнет:

В который риск, который год

За ним летела!..

ОДНО МГНОВЕНЬЕ

Одно мгновенье это длится:

Тревожный посвист...

И раскат!

И крылья складывая, птица

Безвольно падает в закат.

Она ударится не близко.

Скорей каюк туда гони.

К подножью солнечного диска,

На плес, где царствуют огни.

А ты, забывший все на свете,

Стоишь в смоленом челноке,

Ты не поэт в минуты эти,

И не ружье в твоей руке,

А лук с ноющей тетивою

Да оперенная стрела...

Так, значит, вот она, какою

Душа у прадеда была.

Никак не думал, чтобы предок

Вот так во мне проснуться мог.

Одна в нас вера: глаз наш меток!

И солнце — наш единый бог!

***

Над сонной болотной

рассветной водой

Разносятся частые

всплески:

Играет ли окунь

с упавшей звездой,

Иль крылья полощет

чирок молодой.

Водой обливаясь

по-детски?!

Цветы шевельнулись

у лилий-ночниц,

Раскрылись тугие бутоны...

Туман, разгоняемый крыльями птиц,

Ползет, открывая затоны.

Автор стихов о зверях и птицах Владимир Домрин

***

Холода идут. Холода.

Разгорайся, иней, блистай.

Но еще совсем не глотнули льда

Вожаки перелетных стай.

Лед еще зазвенит вот-вот,

Тронет воды родных сторон.

И с собою птицы возьмут в полет

Ледяной шелестящий звон.

***

Целый месяц рассветами ранними

Порошит, порошит, порошит.

В небе лебедя, лебедя ранили —

Белый пух над землею кружит.

Туча крыльями серого коршуна

Чуть качает, над миром паря.

На поля Черноморья наброшена

Бесконечная тень февраля.

Но восход победит и проглянется!

И лучом на изломах задет,

От вишневого сада потянется

Перепутанный заячий след.

И потом затеряется во поле,

Вот так скидки — десяток подряд.

Обманул...

Ты засмейся и выпали

В уходящую тучу заряд.

Надоела! Уйди, окаянная!

И тогда, поджигая простор,

Встанет солнце такое румяное,

Словно ты его снегом натер!

***

Все в ряске, словно в коже щучьей,

Едва дышало озерцо,

В него луна, оставя тучи,

Макала круглое лицо.

Сгущенный свет, камыш качая,

Тепло подсвечивал плеса;

Спешу туда, где птичьи стаи

Настраивают голоса.

Что есть чудеснее на свете

Проток, ведущих в тишину?!

Чем лебедь в млечном полусвете,

Разбивший крыльями луну?!

Автор стихов о зверях и птицах Владимир Домрин

РЯБЧИК

Услышал.

Не чуя от радости ног,

Торопится рябчик,

спешит на манок.

И вдруг застывает шагах в десяти

В кустах.

И стоит.

И не хочет идти.

Напрасно свищу и верчу головой —

Рябец разглядел: голосок — не живой.

Труслив? Осторожен по-птичьему он?!

А может, по-нашему, рябчик влюблен?

Нет, он не боится под выстрел попасть,

Он просто расслышал поддельную страсть!

ЛОСЬ

В бору запахло раннею весною,

Поблекнул мох-лишайник на коре,

И краснобровой птицею лесною

Весна затоковала на заре.

А лось трубил.

И вторила округа

На сотни вдохновенных голосов.

А лось трубил, не зная, что подруга

Еще вчера ушла на чей-то зов.

Он медленно поплелся к водопою

На мшистые глухие берега.

И там стоял, склонившись над водою,

И в первый раз разглядывал рога.

ЖАВОРОНОК

Глотнул росинку.

Ноту взял одну.

Потом затих, послушал это — звонок!

И начал забираться в вышину

Степной солист, хохлатый жаворонок.

Прощай, гнездо — пахучая трава!

Какая радость — виться над долиной:

Вокруг простор, свобода, синева;

Крылом подать до высоты орлиной...

Он все забыл, от счастья изнемог,

К замолкали перепелки в хлебе.

Но вдруг на землю серенький комок

Упал из песни, что осталась в небе.

Наверно, крыльям но хватило сил,

И от дыханья сердце разорвалось.

Но он успел!

Он день провозгласил,

Когда над миром солнце показалось.

Автор стихов о зверях и птицах Владимир Домрин

КРАСАВКА. Поэма о журавле

Глава 2

Ходит коршун плавными кругами

Над степными пыльными шляхами.

Над стернею рыжей, над баштаном

Полдень в дынном аромате пряном.

В паутинках золотых от света

Шло по Приднестровью бабье лето.

Прибаутки пели возле хаты

Рушниками меченые сваты...

В журавлиных далях Приднестровья

Грелся у охотничьих костров я.

Замирая, слушал, как на зорях

Били щуки в дымчатых озерах.

Ел уху с чесночным саламуром,

Песни пел. И спал под дымокуром.

Темная вода качает блики,

Гонит листья на лиманы, к устью.

Перелетных стай ночные крики

Полнятся заботою и грустью.

Зимы начинаются ветрами,

Облака густеют в дали синей.

Звонкими, прозрачными утрами

Серебрится на озимых иней.

Ледок в озерах хрусткий, ломкий

Скулы лодок режут, как ножами,

И уже холодные поземки

Шепчутся о вьюгах с камышами.

В землю, что всегда теплом богата,

Дед упрятал лозы винограда.

Опустело. Выше стала хата

Посреди умолкнувшего сада.

Здесь бывает шумно по субботам.

Хочешь, приезжай туда в субботу.

Постучись. И если спросят: «Кто там?»

Отвечай погромче: «На охоту!»

За столом течет беседа жарко.

Над столом с вином гуляет чарка.

И тебя, конечно, встретит шутка:

«Вот так пушка! Даже зайцам жутко!»

Подойдет хозяин, словно к другу:

«Ну, сидай, якщо до мэнэ в гости!»

И таким пожатьем стиснет руку,

Что присядешь и заноют кости.

«Роздягайся! Зараз нагодую!»

За столом немного потеснятся.

И такую поднесут «штрафную»,

От которой сесть и не подняться!

«Наливайте, хлопцы, по последней».

Крякнет дед, разломит паляницу,

А потом из комнаты соседней

На руках внесет большую птицу.

«Дверь откройте. Пахнет табаком здесь,

Птицы в нем не понимают толку.

Это мой Красавка! Познакомьтесь!»

И потреплет журавля за челку.

Как в болоте отыскал, расскажет,

Как из рук кормил его впервые,

И крыло Красавкино покажет,

Выбитые перья маховые.

Здесь услышишь были, небылицы,

Распознаешь нрав зверья и птицы.

Здесь таких историй наберешься,

Что, во сне припомнив, рассмеешься.

Стол задвинут в угол. Места хватит.

Бакенщик расстелет сено в хате.

Падай в аромат.

И до рассвета

Будет сниться солнечное лето.

Глава 2

По земле то буйный, то неслышный

Бродит черноморский влажный ветер.

Пахнут пашни. Зацветают вишни.

И грозою бредит каждый вечер.

Над рекой исходят вербы соком.

Месяцы ночами крутороги.

В небе и глубоком, и высоком

Стаи топчут крыльями дороги.

Рано-рано спать ложаться в селах,

Чтобы выйти в поле до восхода;

Лишь в припевках девичьих, веселых,

Как сердца, туманится природа...

До чего заливист и знаком он

Этот вестник солнца, птичий гомон:

Как зорянки свищут на рассвете!

Дед Иван сидит, латает сети.

И Красавка с бакенщиком рядом.

Крыльями тревожно машет птица,

Вскрыкивает.

И разумным взглядом

То на сеть, то на небо косится.

Вдруг взлетел и стал на гребень крыши.

Замер дед. И он теперь расслышал,

Как, снижаясь, начала кружиться

Журавлей пролетная станица.

Выпала из рук его работа...

«Что, Красавка, улететь охота?

Улетай — твой путь просторен, светел!»

И Красавка закричал, ответил.

Покружив над крышею покатой,

Снова опустился перед хатой.

Покосил на деда желтым глазом.

И курлыкнул раз, прося прощенья.

Было в нем, смешном и долговязом,

Столько затаенного движенья:

Он тянулся к стае, к синей дали,

Приседал. И крылья трепетали.

Дед вскочил, забросил сеть под лавку,

Чертыхнулся: «Ну, чего томишься?!»

Подошел и подтолкнул Красавку:

«Если будет хуже — возвратишься!

Все пройдет — не первая разлука...»

И Красавка, словно понял друга:

Разбежался, стал ведущим в стаю

И повел к рассвету — небокраю.

Дед следил, прищурившись от солнца,

Как полет свой птицы продолжали;

Может, различил бы он питомца,

Да от света слезы набежали.

Пахнут ветром, травами, водою

В Преднестровье вечера и ночи.

Первой покатившейся звездою

Поперхнулся запоздалый кочет,

Заструился нежен, еле слышен

Тихий аромат цветущих вишен.

В час такой, нахмурившись угрюмо,

Дед вошел в большую хату кума.

Крепко ноги вытер возле двери,

Усмехнулся «Кум всегда к вечере».

Гулко полночь в репродуктор била,

В плавнях выпь отрывисто мычала.

А друзьям расстаться трудно было,

Молча шли до самого причала.

Глава 3

Выйди ночью в степи Приднестровья.

Ляг под стог, и ты услышишь, знаю,

Как, трубя, на запахи гнездовья

Между звезд ведет Красавка стаю.

Никогда ей не кончать полета!

В золотые дни солнцеворота!

В небо лунном, маревом налитом

Журавли над странами кружатся.

И опять не спится инвалидам,

Снова вдовы долго не ложатся.

Пусть всегда утратам и обидам

Не дает сомкнуть Красавка веки,

Песнь неся о друге незабытом.

Об Иване — мирном человеке.

Пусть кричит, что есть на свете хата,

Где старик, найдя его в осоке,

Спас от, одиночества когда-то.

Только сам остался одинокий.

Сердце человеческое нежно!

Добры человеческие руки!

А над миром синева безбрежна

С песней журавлиного о друге.

В мирной синеве купаясь этой,

Журавли проходят над планетой.

Сквозь весну ведет Красавка стаю.

Может, он вернется?! Я не знаю!

Автор стихов о зверях и птицах Владимир Домрин

Одессит Владимир Домрин, теперь уже покойный, был при жизни настоящим поэтом природы, ее певцом, потому у него так много стихов о зверях и птицах. Он писал о бережном отношении к животным, о людской беспечности и жестокости по отношению к ним, сочинял произведения о дружбе между животными и человеком.Он восхищается миром природа: каждым его жителем, пишет о животных также со стороны наблюдений охотника, рыболова.

В его стихах о зверях и птицах мы встречаем историю деда Ивана, что спас журавля, описания жизни самых разных животных, братьев наших меньших - фазанов, лосей, рябчиков. Это маленькие истории жизни, иногда истории спасения, иногда - истории гибели. Особенно примечательны его стихотворение о слепом селезне - вожаке стаи, что не сбивался с пути.

Действия стихов о зверях и птицах Владимира Домрина происходит как в украинских степях, так в северных болотах, в лесах средней полосы России, на океанском побережье, в горах. Звери и птицы болот, лесов, пустынь, морского берега бегают, суетятся между строчками его книг. Писатель любил путешествовать, обожал природу и много повидал в своих поездках.

Из стихов о зверях и птицах Владимира Домрина - фактически жизненного опыта писателя, можно почерпнуть массу полезной информации о жизни и повадках животных, неизвестных "из телевизора" простому городскому жителю.

Загрузка...