загрузка...

Поиск по сайту

История Приазовья

Статьи по истории

Эссе по истории

Антиквариат

Литература

Сообщения история

География

Доклады ОБЖ

Биология

Физика и астрономия

Мариуполь в 19-м и 20-м веках – историческая статья

Бум развития Мариуполя пришелся на перелом 19-го и 20-го веков. Во второй половине 19-го века тихий городок Мариуполь неожиданно преобразился. Десятилетиями его жители вели спокойную жизнь на неизменных улицах, а теперь в «большой деревне» закипела по-настоящему городская жизнь. Один за другим в Мариуполе 19-го века появлялись новшества, которых раньше не было. За несколько лет в городе впервые появились больница, гимназия, железная дорога, торговый порт и много еще чего. В 1888 - первая библиотека, и несколько лет спустя - первая тяжелая промышленность - заводы «Никополь» и «Провиданс». Всем этим событиям и посвящена наша историческая статья.

Первая больница

Почти столетие со дня своего основания наш город обходился без больницы. В Мариуполе в 19-м веке были фабрики, мелкие заводики, торговые лавочки и дорогие магазины, постоялые дворы и гостиницы, школы и корабельная пристань, а вот больницы не было. Во время Крымской кампании 1853-56 годов лишь какое-то время действовала временновоенная больница. В основном лечились молитвами, иконами и с помощью знахарей. Если какую-то икону, церковную или из частного дома, в народе считали чудотворной, то к ней стекались толпы жаждущих исцеления, несли деньги, подарки. Хозяин чудотворной иконы получал от нее немалую прибыль. Да уж, Мариуполь в 20 веке стал уже совсем другим...

Так, владелец типографии Франтов уже в конце 19-го века в Мариуполе получал доход не только от печатного дела, но и от иконы, которая, по мнению жителей, помогала при родах. Икона святого Георгия, принадлежавшая Ивану Келешу, усмиряла лихорадку.

Больница в Мариуполе 19-го века сперва находилась в случайном помещении, потом переехала в специально построенное земством здание. Из этой больнички впоследствии выросла горбольница №3 - старейшая в Мариуполе. День пребывания на стационарной койке в Мариуполе 19-го века для постоянных жителей уезда обходился бесплатно, для приезжих -30, а с 1880 - 50 копеек - но тем временам отнюдь не самая ничтожная сумма. Прописка, как видно, уже больше века назад имела свое значение

Первые выборы

Первые выборы в Мариуполе в 19-м веке, как гласят исторические статьи, прошли в 1872 году, когда реформа царского правительства разрешила голосовать. Право голоса имели мужчины, подданные России, старше 25 лег, имевшие в городе недвижимость или содержавшие не менее двух лет «торговые и промышленные заводы» и платившие налоговый сбор в городскую казну. Таким образом, фактически был введен имущественный ценз - например, наемные рабочие, не имевшие своего жилья, голосовать не имели нрава.

Поэтому избирательное право в городе в 1872 году получили одна тысяча шестьдесят четыре человека. Это составляло всего 13,4 % от населения Мариуполя, и вряд ли можно сказать, что на таких выборах учитывались интересы всех слоев населения. На первые выборы в городскую общественную управу пришло всего 180 человек! Треть из них и была выбрана.

Как в Мариуполе 19-го века думали об охране окружающей среды

До появления первых мариупольских заводов «Никополь» и «Провиданс» в городе были только проблемы с благоустройством. Восточные ветра поднимали на улицах тучи пыли - для борьбы с этим сажали деревья. Боролись в Мариуполе 19-го века за то, чтобы домовладельцы устраивали перед домами тротуары. Чтобы никто не сваливал на улицах «навоз, падаль, мусор». Чтобы свиней «держали в своих дворах в особых помещениях».

Самым большим экологическим загрязнением в Мариуполе 19-го века было разве что сбрасывание всяких отходов в море около пристани. Особенно мерзкие и дурно пахнущие имел кожевенный завод на Слободке. Кстати, иногда отходы небольших предприятий просто складировались около них. Благо заводы и фабрики имели персонал до двадцати пяти человек максимум. Минимум - два-три наемных работника. Крупными считались кирпичные заводы Хараджаева. Были еще макаронная фабрика, свечной, мыловаренный, пивнои и прочие мелкие заводики.

Ситуация изменилась в конце 19-го века с появлением крупных заводов. О первых баталиях промышленников и защитников окружающей среды рассказывает в своей книге «Мариупольская старина»,в одной из исторических статей писатель Лев Яруцкий. Он опирается на исторические статьи (теперь исторические, а тогда просто репортерские) журналиста А. Серафимовича в газете «Приазовский край» 1897 года.

В мае 1897 года в городскую думу обратились дирекции «Никополя» и «Провиданса». Первая просила разрешения проложить но городской земле грубы, чтобы спускать отработанную воду в Кальмиус. Вторая - позволения брать воду для заводских нужд из Кальчика.

Среди гласных Мариупольской думы предложения, как говорит историческая статья на эту тему Льва Яруцкого, вызвали бурное обсуждение. Несмотря на то, что уступки сулили городу некую материальную выгоду, люди уже тогда понимали опасность для окружающей среды. Возможно, даже лучше, чем в 20-м веке.

Спускать отработанную воду в реку дума в итоге разрешила, но с большим «скрипом». Долго составляли письменные гарантии завода, продумали возможности расторжения договора. Основной аргумент против спуска воды - ведь в ней будут содержаться оксиды металлов. И рыба погибнет.... Общие опасения высказал гласный (депутат) Ковалевский. Он посоветовал учесть печальный опыт других промышленных городов: «Отовсюду приходится слышать, что на заводчиков составляются сотни протоколов, а они преспокойно продолжают отравлять население».

По поводу «Провиданса», по сведениям сохранившейся исторической статьи Льва Яруцкого, разгорелся жаркий спор. Весомая часть думы считала, что забор воды надо запретить однозначно, потому что Кальчик и так маловодная река. Завод просто высушит ее! Нечем будет поливать огороды на ее берегах и поить коров. Был, конечно, предложен вариант: отработанную воду спускать в реку обратно. Но мариупольские депутаты возражали: мало того, что вода будет отравлена. Она будет и более высокой температуры, чем в реке. Маловодный Кальчик просто закипит! Естественно, пропадут и рыба, и коровы, и огороды. На заседании думы выступил инженер Никополь-Мариупольского общества господин Ган. Он защищал заводские проекты спуска воды в реки. Аргумент был «убийственным»:

«На экваторе необыкновенно жарко, а рыбы не дохнут и чувствуют себя отлично. Да что нам экватор, вот Баку: ведь ужасно там жарко, а рыба не дохнет».

У городской думы, согласно историческим статьям того времени, тогда была возможность решать, что нужно на городской территории, а что нет. Ни Петербург, ни губернский город Екатеринослав не вправе были приказывать этому органу местной власти. И интересы отдельных горожан и их коров хотя бы учитывались вместе с интересами крупной промышленности.

Примерно в то же время иностранные инвесторы (американцы) предложили построить еще один металлургический завод. Место они выбрали как раз то, где сейчас «Азовсталь». Аргументы - очень выгодно: рядом пристань, легко подвозить железную руду. Проведена железная дорога -просто подвезти уголь. И рядом море - есть куда сбросить отходы И спустить отработанную воду... Правда, дым, согласно розе ветров, относило как раз на город...

И городская дума отклонила это предложение!

Много лет спустя подобный проект реализуется в виде «Азовстали» в Мариуполе 20-го века. Уже не было городской думы. А члены горкома партии противиться не смогли. Или не захотели.

РОДНИКОВУЮ ВОДУ ПРОДАВАЛИ ПО ТРИ КОПЕЙКИ

Именно столько стоила кружка чистой холодной воды из родника на старом мариупольском базаре. Здание ДОСААФ и бывшего военкомата, как гласят старые исторические статьи, построено уже после его переноса в 50-е годы 20-го века.

Так вот, на старом рынке мальчишки полтора столетия подрабатывали продажей родниковой воды. Захватив с собой жестяной бидончик, они заворачивали за угол двухэтажного постоялого двора (теперь автошкола) и спускались вниз но каменной лестнице. Внизу лестницы их ждал подземный ключ, выходивший на поверхность из песчаника.

Возле него всегда кто-то был - набирал воду. Родник, по- видимому, любили и ценили: он был заключен в деревянный, аккуратно побеленный сруб, а сверху сделан навес, можно сказать, даже нарядный. В народе родник любовно называли криничкой. Мальчишки набирали воду, привязывали веревкой к бидончику или ведру кружку и неслись вверх но лестнице, цепляясь за перила. Чистая водичка в послевоенные годы стоила три копейки кружка.

Прошло всего полвека, как перенесли рынок, а района этого в новом Мариуполе 20-го века не узнать. Выросло высотное здание ДОСААФ, не ходит здесь больше трамвай, никто не тащит с Гавани на рынок но каменной лестнице свежую рыбу, да и сама лестница теперь без перил. Тихо и безлюдно на когда-то шумной лестнице. Камни были отполированы до блеска прохожими

Мария КОРОЛЕВА о Мариуполе 19-го и 20 веков по материалам исторической прессы.. Первоначально материал опубликован на Надо.ua

Еще историческую статью о Мариуполе 19-го и 20-го веков можно прочитать здесь .

Загрузка...